Путин в Северной Корее: Вашингтон следит не только за президентом РФ, но и за каждым шагом Андрея Белоусова

0 0

Путин в Северной Корее: Вашингтон следит не только за президентом РФ, но и за каждым шагом Андрея Белоусова

С посещения Якутии во вторник, 18 июня, президент РФ Владимир Путин начал свою большую дальневосточную поездку, в ходе которой он также совершит зарубежные визиты в Корейскую Народно-Демократическую Республику и Вьетнам.

Пхеньян российский лидер посетит 18−19 июня по личному приглашению Ким Чен Ына. Это будет не просто государственный визит, а первый — за последние 24 года. В 2000-м Путин провел переговоры с Ким Чен Иром, отцом нынешнего корейского руководителя. Но это вовсе не значит, что на длительный срок отношения между нашими странами были поставлены на «стоп» и никак не развивались.

Напомним, в июле прошлого года большая российская делегация во главе с Сергеем Шойгу (тогда еще министром обороны РФ) приняла участие в праздновании 70-летия со дня заключения перемирия в корейской войне 1950−1953 гг., которое в КНДР называют Днем Победы в великой Отечественной освободительной войне.

А в сентябре северокорейский лидер посетил Россию, отправившись на Дальний Восток. Во время поездки он побывал в Амурской области, Хабаровском и Приморском краях, осмотрел несколько военных заводов, в том числе по производству ракетного вооружения, а также посетил космодром «Восточный», где у него состоялись переговоры с Владимиром Путиным.

Стоит отметить также, что власти Северной Кореи ранее поддержали итоги референдумов в ДНР, ЛНР, Херсонской и Запорожской областях о вхождении в состав России. Москва же, в свою очередь, выступает за пересмотр бессрочного санкционного режима Совбеза ООН в отношении КНДР.

Что касается программы нынешнего государственного визита, то она, как сообщил помощник президента по международным делам Юрий Ушаков, обещает быть «весьма насыщенной». Много времени, по его словам, будет посвящено неформальному общению руководителей «с глазу на глаз». В таком формате, пояснил Ушаков, стороны обсудят «наиболее важные, наиболее чувствительные вопросы», хотя «по мере необходимости к разговору смогут подключаться другие члены делегации».

В состав российской делегации в КНДР войдут министр иностранных дел Сергей Лавров, первый вице-премьер Денис Мантуров, вице-премьер Александр Новак, министр обороны Андрей Белоусов и его зам по вооружениям Алексей Криворучко, министр природных ресурсов и экологии Александр Козлов, министр здравоохранения Михаил Мурашко, министр транспорта Роман Старовойт, глава Роскосмоса Юрий Борисов, глава РДЖ Олег Белозеров и губернатор Приморского края Олег Кожемяко.

По итогам переговоров делегаций стороны подпишут ряд документов, а Путин и Ким выступят с заявлением для СМИ.

Как отметил Ушаков, Москва и Пхеньян сейчас работают над новым межгосударственным договором о всеобъемлющем стратегическом партнерстве.

Такая необходимость, по его словам, обусловлена новыми геополитическими условиями в мире и регионе и произошедшими изменениями в отношении двух стран.

Оценить перспективы государственного визита Владимира Путина в КНДР «СП» попросила ведущего научного сотрудника Центра корейских исследований Института Китая и современной Азии РАН Константина Асмолова:

— Всеобъемлющее стратегическое партнерство — это очень высокий уровень отношений. Можно сказать, мы прыгнули через несколько ступенек, если сравнить с тем, как были охарактеризованы раньше отношения Пхеньяна и Москвы.

Это предполагает не только уровень поддержки и взаимодействия, который уже сейчас развивается, но и демонстративный шаг в рамках создания нового миропорядка, элементы которого были очерчены в статье Путина для газеты «Нодон синмун». А именно: в противовес американскому миропорядку, основанному правилах, необходимо противопоставить альтернативный миропорядок, основанный на справедливости.

«СП»: Но еще не очень понятно, будет ли этот договор подписан.

— В любом случае, сам факт визита уже очень важен. А про остальное станем говорить, когда будут итоги.

«СП»: В Белом доме заявили, что планирует внимательно следить за визитом нашего президента в КНДР. Американцы чего-то опасаются?

— Не опасаются, а выказывают озабоченность. Потому что идет продолжение рассуждений о том, что Москва и Пхеньян наверняка будут тайно обсуждать некие военно-технические дела.

«СП»: И что тут такого? Не имеем права?

— Дело в санкциях Совета безопасности ООН, которые были наложены на КНДР, и за которые Россия в свое время голосовала. Сейчас становится все более популярным мнение, что присоединение к этим мерам было ошибкой. Но если Москва их отменит, это будет очень важный шаг с точки зрения отношения России к существующему миропорядку.

России придется выбирать между выгодами от сотрудничества с Северной Кореей и возможными репрессивными методами со стороны международного сообщества. Потому что, если помните, Украина давно пытается вынудить мир лишить нашу страну права голоса в ООН, заявляя, что Москва якобы ведет себя «безответственно и недостойно». И, разумеется, открытое игнорирование санкций — это «дровишко» в костер.

Поэтому напрямую про санкции в статье Путина не было сказано. Но было сказано про независимые отношения и про порядок, основанный на справедливости, в противовес порядку, основанному на правилах.

«СП»: А мы можем помочь друг другу там, где наши интересы совпадают?

— Это довольно сложный вопрос. Как я уже сказал, многие направления экономического сотрудничества блокируются санкциями. И, возможно, отношение к санкциям будет главной темой (или одной из главных) саммита Путина и Кима, наряду с деталями вот этого грядущего договора о стратегическом партнерстве.

Политолог, директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников, в свою очередь, напомнил, что у Советского Союза и КНДР был в свое время договор о стратегическом партнерстве, но потом его действие закончилось:

— Новый подписывать не стали, так как после распада СССР люди, пришедшие в России к власти, взяли проамериканский курс и включились в санкционное давление на КНДР. На сегодняшний день ситуация изменилась. Россия сама находится под санкциями. И для нас нет никакой логики в том, чтобы придерживаться ограничительных мер против Пхеньяна в угоду интересам коллективного Запада. Нам было бы выгодно данный санкционный режим прекращать.

Более того, Россия последовательно выступает за то, чтобы режим ограничительных мер в мире перестал действовать, как неактуальная часть международных взаимоотношений. И даже пытается разными путями санкционное движение как-то остановить.

В прошлом году, например, получилось снять ряд рестрикций с Мали. Сейчас мы говорим о КНДР.

Как это будет оформлено в договоре, мы пока не знаем, поскольку текста документа не видели. Но то, что Россия может последовательно продвигать идею отмены санкционных режимов в мире, это вполне логично.

А вообще изначально договор о стратегическом партнерстве включал в себя много пунктов, в том числе военно-техническое и экономическое сотрудничество. Как это будем сейчас, посмотрим. У наших стран достаточно много различных точек соприкосновения. Банально говорить про туризм и культуру, но это тоже интересно. Опять же, для России всегда был важен стратегический выход к незамерзающим морям в Тихом океане.

Все это можно обсуждать, все это можно делать. Вопрос только, как мы обойдем введенные ранее, согласованные санкции.

Американцы уже объявили, что будут внимательно следить за визитом нашего президента в Пхеньян. Предполагая, видимо, что это очередной шаг, направленный на демонтаж американского гегемонизма, и тех основ, которые США продвигали последние десятилетия в рамках концепции однополярного мира. Что, собственно, недалеко от истины.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.